ОО "Искренность"

Пятница, 07.08.2020, 21:53

Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS | Главная | Статьи, очерки, стихотворения... | Мой профиль | Выход


ОО
Главная » Статьи » очерк

Любовь начальника ОМОНА
Я не сразу заметила его в толпе. Его ищущий взгляд выражал рассеянную печаль и скрытую тревогу. Он ходил среди танцующих ребят, не обращая внимания на музыку. Словно дискотеки не существовало вовсе. Он был мальчиком другого измерения…
 - Я могу чем-то помочь? – всплеск надежды в тёмных глазах.
 Я – соломинка в море отчаяния. 
 - Я ищу Алексея Анатольевича, - дрожь его голоса была почти незаметна. Он отлично владел собой. 
 Сложно было в толпе без мобильного телефона найти долговязого коллегу Лёшку.
- Может быть, я чем-то могу помочь начальнику ОМОНа? – спросила я осторожно и негромко. 
- Дискотека заканчивается. Последний танец будет медленным. Я хочу помириться с девушкой. Мне нужен цветок. Алексей Анатольевич всегда меня выручал. Но сейчас его нет, - он проговорил всё это так, словно я была его лучшим другом.
 Через минуту я уже мчалась к ближайшей цветочной клумбе.
 Риск был невелик, но блюстители порядка уже устраивали символический арест «браконьеров», подобных мне. Меньше всего хотелось тратить время на объяснения. Каждая минута была на счету. Я не должна была позволить себе не успеть. Ни один милиционер не понял бы, что я спешу спасти хорошее настроение 12-летнего романтика, а не пытаюсь испортить красоту развлечения ради. 
 Я не рассчитывала на благосклонность шипов. Природа наделила мою розу великолепным средством самозащиты. Да и стебель не поддавался. За ножницами я бежала так, словно опаздывала на государственный экзамен…
 Доигрывала очередная весёлая песня. Я нашла его в толпе и за руку отвела в сторону. Завёрнутую в куртку розочку он заметил мгновенно. Казалось, что от этого цветка зависела вся его жизнь. Это были не просто глаза… Это были благодарные глаза. По-взрослому благодарные.
- Удачи! – это всё, что я сказала ему после слова «спасибо».
 Я исчезла из его поля зрения настолько, насколько могла видеть, что происходило потом. Он пригласил на танец маленькую Жаклин. Я знала её. Я даже писала о ней. Я только не знала, что она – любовь начальника ОМОНа.
 До последней ноты лирической песни он держал за спиной розочку. Она не видела её. Два маленьких человека и роза – символ чистого… Только когда закончилась песня, и радист по своему обыкновению пожелал всем «СПОКОЙНОЙ НОЧИ», мой герой протянул своей даме цветок. 
 Надменная, но счастливая худышка Жаклин выделялась из толпы этим алым шедевром природы.
 - Успела, - облегченно вздохнула я, провожая её взглядом.
 А начальник ОМОНа строил в это время своих солдат, подводил итоги вечерней службы, обсуждал порядки на постах. Прежде чем уйти, я улыбнулась ему, а он мне благодарно кивнул в ответ. 
 Случилось это в день прощального костра. В толпе детей 8-го отряда я нашла Жаклин. Она плакала слишком преувеличенно для обыкновенной грусти расставания с «Солнечным». Я спросила о причине, но ответ получила не сразу. И всё же она не могла оставаться наедине со своим страданьем слишком долго.
- Уезжает Жорик…- с трудом проговорила она.
 11 лет…Вображуля и вображуль. Лидер, подавляющий многочисленных подруг…Кокетка, глядящая свысока на угодливых кавалеров… И в этом горделивом сердце поселилось чувство. Первое или нет, но чувство!
 Жорик действительно уезжал. Всего на ночь раньше, но какое это было горе! Обстоятельства были неумолимы. Родительская машина ждала за воротами.
- Я бы хотел, чтобы у меня была её фотография, - сказал он мне. – Я бы хотел писать ей письма.
 Какой тяжелой и обреченной показалась тогда детская любовь…
 Я чувствовала себя «скорой помощью». Мои «пациенты», сами того не подозревая, ждали от меня решительных шагов. 
 Уговорить Жаклин сфотографироваться стоило немалых усилий. Она вырывалась и убегала, пряталась в толпу, плакала еще больше. Но слова всё же проникали в её сердце. Капля за каплей… И сердце «железной леди» поддалось уговорам. 
 На фоне костра, как на фоне памяти…Жорик и Жаклин. Эта фотография попадет в альбом Жорика с надписью «Моя первая любовь». А может, надпись будет другой. Но через год они даже не посмотрят в сторону друг друга. Эта история останется только на фото. 
 Уезжая, Жорик оставил для Жаклин адрес. Она упорно не хотела его брать, поэтому он оставил его мне.
- На всякий случай, - сказал он.
 Я тогда положила руку на его плечо и сказала: «Я сделаю всё, что смогу». 
- Мне почему-то тоже хочется заплакать, - признался он мне, прежде чем мы расстались на год.
 В ту ночь 8-й отряд опустел. По крайней мере, для маленькой Жаклин.
 Адрес я отдала Жаклин на следующее утро. Восторг в глазах! Искреннее «спасибо»! Стены рухнули, снежная королева оттаяла. А её принц был уже далеко. Она обняла меня в горячем порыве. И исчезла из моей жизни до следующего года. Мне хотелось бы запомнить её именно той – 
11-летней. Такой она уже не будет никогда.

 Жорик достиг стажерского возраста. Мы – друзья. Он каждый год возвращается на пост начальника ОМОНа. В мой пресс-центр он приходит с вопросом: «Проблемы есть?». Я могу положиться на него как на саму себя. И думаю, что с годами ситуация не изменится. 

30 ноября 2005 год
Натали Ростова


Категория: очерк | Добавил: Agedel (12.12.2008)
Просмотров: 526 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]



Форма входа


Наш опрос

участвуете ли Вы в благотворительных акциях?
Всего ответов: 39

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0